Таро Тота: галерея, история создания, особенности

{RANDOM_PARAGRAPH=100-400}

Таро Тота

Карты Таро представляют собой систему символов из 78 карт, появившуюся в Средневековье в XIV–XVI веках. В наши дни она используется преимущественно для гадания. Изображения на картах Таро обычно толкуются с точки зрения астрологии, каббалы и алхимии, поэтому наука Таро связывается с тайным знанием. Колода Таро содержит 78 карт, подразделяющихся на две основные группы: 22 Старших аркана и 56 Младших. Одна из самых известных систем Таро («Таро Тота») была разработана Алистером Кроули и нарисована художницей Фридой Харрис под его руководством.

Из истории Таро Тота.

Проработанная и выстраданная колода требовала изображения. И сэр Алистер нашел себе помощницу. Возможно тут следует искать отголоски истории колоды Артура Уайта и Памелы Смит, больше известной под названием таро Райдера Уайта. Кроули пригласил для работы Фриду Гаррис. С Таро леди Гаррис тогда не была знакома, и Кроули дал ей прочесть свои “Видения”, а потом пригласил вступить в орден. Орден Золотой Зари тогда уже прекратил свое существование, и Кроули принял ее в Орден Храма Востока (Ordo Templi Orientis, сокращенно О.Т.О.), председателем Английского отделения которого был.

Он надеялся, что работу можно будет закончить месяцев за шесть-восемь. Однако леди Гаррис, прочтя “Видения” и другие имевшиеся тексты, заявила, что “нарисовать такое невозможно”. Она потребовала от Кроули, чтобы: он сам разъяснил ей значение каждого аркана. А ведь их целых семьдесят восемь! Да и он к тому времени уже убедился, что в прежних толкованиях слишком многое упущено, если не сказать искажено: он ведь тоже многому научился за эти годы.

Короче, тому ничего не оставалось, как засесть за описание арканов, и старших, и младших. Работа, планировавшаяся на несколько месяцев, растянулась на годы:. Правда, труд Кроули не пропал даром: в течение 1938-42 гг. он написал целую книгу, “Таро Тота”, ставшую сегодня классическим трудом на эту тему.

Однако эти четыре года дались ему нелегко. О.Т.О. дохода практически не давал, редкими публикациями тоже нельзя было прокормиться. К тому же началась война, и жить стало труднее. И леди Фрида стала платить Кроули “пособие” – она была богата, да и работа успела заинтересовать ее. Ей хотелось ее закончить.

Кроули был требователен: он тщательно выбирал оттенки красок, задавал контур и композицию рисунка, оставляя на произвол художницы лишь самые незначительные детали. Некоторые карты ей приходилось перерисовывать по пять раз. Дело осложнялось еще тем, что Фрида жила в поместье мужа, а Кроули – в Лондоне, и общаться им приходилось по переписке.

Эта переписка сохранилась; кроме подробностей, касающихся создания карт, в ней есть и свидетельства их ссор по этому поводу. В конце концов они, как деловые люди, решили заключить договор, по которому вся прибыль от реализации будущей колоды должна быть поделена из расчета один к двум: леди Гаррис получает одну треть денег, Кроули – две.

В 1942 году текст и рисунки карт были готовы. Пора было подумать о публикации. Но война была в самом разгаре, в стране не было бумаги – по крайней мере, подходящей (Кроули был требователен и в этом!). Видя, что реализация откладывается, леди Гаррис в очередной раз поссорилась с Кроули и прекратила выплачивать ему пособие. Она решила хотя бы выставить свои рисунки, чтобы они не пропадали зря – одна, без упоминания даже имени Кроули: ей не хотелось, чтобы “эта одиозная личность” бросала тень на ее аристократический имидж (антиобщественные поступки Кроули давно уже успели создать ему дурную славу).

Ей удалось устроить не одну, а целых четыре выставки в .Лондоне и других городах: рисунки имели успех. Были изданы и каталоги, и тут леди Гаррис пришлось помириться с Кроули, так как рисунки требовали пояснений, а их, кроме него, никто дать не мог. В кембриджском каталоге имена ее и Кроули уже упоминаются вместе.

В 1944 году им удалось издать и книгу “Таро Тота”, правда, в очень небольшом количестве экземпляров. Кроули выступил в ней под своим эзотерическим именем The Master Therion, “Учитель Чудовище”, полученным по достижении 9-й степени Ордена (леди Гаррис настояла-таки на том, чтобы его настоящее имя не упоминалось). Восемь карт в этой книге были воспроизведены в цвете, остальные в черно-белой гамме.

В 1947 году Кроули умер, и задачу издания карт и книги пришлось взять на себя леди Гаррис. Однако и ей не удалось довести дело до конца: ни в Англии, ни в Америке, где обосновался О.Т.О., не нашлось издателя, который решился бы рискнуть ради этого своими деньгами и репутацией (вспомните “одиозное” имя!).

В 1962 году умерла и она, и оригиналы рисунков вместе с текстом книги попали в архив какого-то лондонского института. Лишь в 1969 году О.Т.О. удалось собрать достаточно денег, чтобы заказать американскому издательству Ллуеллин полную колоду Кроули-Гаррис.. Но карты вышли не очень хорошо (искажение цвета и т.п.), и исправить ошибки удалось лишь в 1977 году. Тогда же вышла и книга “Таро Тота” в том виде, который мы знаем.

История создания колоды Таро Тота

«Почему у меня нет живого огня, который выткал бы музыкой все эти красоты? Я не могу сделать это красками. Мне нужны музыка, поэзия и свет, а не цветные мелки»
(из письма Фриды Харрис Алистеру Кроули, дата неизвестна).

Колода Таро Тота А. КроулиКолоде «Таро Тота», созданной английским мистиком и магом Алистером Кроули в сотрудничестве с художницей Фридой Харрис, отдают предпочтение перед прочими колодами тысячи тарологов-профессионалов, любителей и коллекционеров во всем мире. По данным Американской ассоциации Таро, среди профессиональных тарологов колода Тота занимает второе место по популярности после Таро Райдера-Уэйта. Странная, чарующая красота сочетается в ней с исключительной эффективностью — это одна из самых мощных «рабочих» колод, существующих на сей день. (. )

Соавтор колоды Тота, Фрида Харрис, далеко уступает в известности Алистеру Кроули, и сведений о ее жизни и личности сохранилось значительно меньше. Поэтому на ее биографии мы остановимся подробнее и приведем здесь те немногие факты, которые все же сохранила для нас история. Леди Фрида Харрис (в девичестве Маргарита Фрида Блоксам, 1877—1962; творческий псевдоним — Джизус Чатни), английская художница, мистик и оккультист, была женой баронета Перси Харриса, главного организатора либеральной партии в британском парламенте, а позднее председателя Британского международного либерального совета. Сама Фрида Харрис состояла в обществе сомасонов — тайной организации, по структуре и деятельности подобной масонским братствам, но, в отличие от последних, допускающей женщин в свои ряды. Для этой организации она как художница создала так называемые чертежные доски — символические рисунки, использовавшиеся в ритуалах.

С Кроули Фрида Харрис познакомилась в июне 1937 года благодаря известному писателю и журналисту Клиффорду Баксу (1886—1962), приятелю Кроули, в то время искавшему по его просьбе художника для работы над проектом по изданию исправленной колоды Таро. Первоначально Бакс предполагал представить Кроули других художников — Мьюма Стюарта и Лесли Бланш, однако те не явились на встречу, и тогда он решил пригласить Фриду Харрис, с которой общался в масонских кругах.

Идея создания принципиально новой колоды исходила, как ни удивительно, не от Кроули, а от Фриды Харрис. Именно она побудила Кроули переработать традиционные образы Таро и написать о них книгу, которую пообещала снабдить соответствующими иллюстрациями. Сперва Кроули отказывался: изначально в его планы входило лишь выбрать «лучшую из уже имеющихся колод» и перерисовать ее, внеся кое-какие отдельные поправки в изобразительную символику, — на это, как он полагал, уйдет около полугода. Однако Харрис продолжала настаивать на своем, требуя радикально переработать старую систему, и в конце концов сделала Кроули предложение, от которого тот не смог отказаться, поскольку в то время был крайне стеснен в средствах: она будет выплачивать ему еженедельное жалование в два фунта стерлингов, а он за это будет обучать ее магии.

В результате леди Харрис стала официальной ученицей Кроули. Еще в феврале 1938-го Кроули записал в своем дневнике, что Харрис «по-настоящему встала на Путь», а 3 мая добавил: «Теперь она — настоящая ученица». 11 мая 1938 года Фрида прошла посвящение в O.T.O. и приняла магическое имя «Сестра TzBA». Древнееврейское слово TzBA соответствует по гематрии числу 93 — важнейшему числу телемической нумерологии — и имеет несколько значений: «воинства, сонмы», «деятельный», а также «ревностный, усердный». И действительно, в работе над новой системой Таро Фрида Харрис проявила истинное усердие и энтузиазм.

Колода Тота создавалась на протяжении пяти лет, с 1938-го по 1943-й: столько времени понадобилось художнице, чтобы создать по указаниям Кроули семьдесят восемь акварельных полотен, которые затем были воспроизведены в форме карт Таро.

Приступая к работе над колодой, Фрида Харрис одновременно постигала азы магического искусства и самой системы Таро: в этой области она была новичком, несмотря на значительную осведомленность в эзотерической философии и ритуальной практике. Прежде всего она тщательно изучила традиционные образы Таро и описания Таро Золотой Зари, опубликованные в «Эквиноксе» (I, 8). Затем она приступила к разработке арканов, скрупулезно следуя указаниям Кроули, подчас не вполне понятным, противоречивым и нередко менявшимся в процессе работы. Сохранились свидетельства, что леди Харрис погрузилась в тему так глубоко, что в событиях ее жизни начали воплощаться идеи арканов, на которыми она работала в соответствующий период (к примеру, при создании Восьмерки и Девятки Мечей ее преследовали всевозможные неприятности и проволочки).

Еще в 1937 году Фрида Харрис заинтересовалась антропософией и стала изучать труды Рудольфа Штайнера, оказавшие влияние на ее художественный стиль. Мистическая глубина сочеталась в ее творчестве с особой художественной техникой, в основе которой лежали идеи проективной геометрии (эта наука входила в программу антропософских исследований, и Харрис занималась ею частным образом у двух учеников Штайнера – Джорджа Адамса и Оливии Уичер): представление о единстве пространства и времени и о сущностном тождестве центральной точки и бесконечного пространства (последнее также является одним из основных положений оккультной философии Кроули). Эти идеи нашли зримое выражение в образах колоды Тота: сознательно включая в изображения арканов схемы проективной геометрии, Харрис преображала визуальное восприятие пространства и создавала принципиально новую среду, в которой бесконечно далекое и предельно близкое оказываются неотличимы друг от друга.

О личных отношениях между создателями колоды Тота известно не так уж много. В период работы над колодой им обоим было уже за шестьдесят; у Кроули к тому времени серьезно пошатнулось здоровье, а леди Харрис вела чрезвычайно активную общественную жизнь, в которой едва ли нашлось бы место для бурных романтических отношений, так что сотрудничество их, вопреки некоторым предположениям, не было обременено любовной связью. Однако все свидетельствует о том, что Фриду Харрис и Алистера Кроули связывала искренняя и прочная дружба, выдержавшая испытание временем, хотя и омрачавшаяся периодическими размолвками. Достаточно серьезные разногласия возникли, например, в связи с вопросом о правах на колоду Тота, когда Кроули объявил ее своей собственностью на две трети и даже нанял адвокатов для защиты этого требования. Однако все размолвки разрешались миром, а из сохранившихся писем явствует, что Харрис питала к Кроули неизменную приязнь и сочувствие: «Не надо, Алистер, говорить мне “полюбите меня хоть немножко”. Вы, смею надеяться, — мой друг, а когда мои друзья бывают со мной невежливы, я этого не запоминаю. Что бы там ни было, они остаются стержнем, узловой точкой, средоточием, из которого исходит все самое приятное, что есть в моей жизни» (28 января 1940 года). В декабре 1947 года Фрида Харрис посетила Кроули на смертном одре (он уже был при смерти и не узнал ее). Она была в числе исполнителей его завещания; она была одной из немногих, кто пришел на его похороны; она устроила по нему пышные поминки; она продолжала сотрудничать с американским отделением O.T.O. и оказывала финансовую поддержку сыну Кроули, Алистеру Ататюрку (1938—1978). Спустя одиннадцать лет, в одном из писем 1958 года, все еще вспоминала о своем наставнике и соавторе с нежностью и теплом.

Кроули, со своей стороны, высоко ценил ее творчество и отзывался о нем с восхищением, редким для человека, вообще-то крайне скупого на похвалы: «Она вложила свой гений в эту Работу. Она невероятно быстро вошла в ритм и с неистощимым терпением принимала все указания своего фанатичного надсмотрщика, нередко переделывая одну и ту же карту вплоть до восьми раз, пока та не приходила в точное соответствие с его ванадиевым эталоном! Пусть же страстная “любовь в согласии с волей”, которую она вложила в эту сокровищницу Истины и Красоты, изливается из Великолепия и Силы ее труда, озаряя мир; пусть это Таро послужит отважным мореплавателям Нового Эона картой, что проведет их через Великое Море Понимания к Городу Пирамид!»

Следует отметить, что «указания надсмотрщика» относились не только к содержательной, но и к чисто художественной стороне работы. К примеру, в письме от 19 декабря 1939 года, в ответ на высказанное Фридой Харрис беспокойство в связи с картой «Исправление» и по поводу ее страха перед прорисовкой лиц, Кроули пишет: “Ощущаемое вами отсутствие форм и лиц — не более чем симптом всеобщей болезни, поразившей современную душу. Это неверие в собственные творческие силы. Здесь корень <…> всех этих сумасбродных течений — неотомизма, бухманизма, дадаизма, сюрреализма. Довольно далеко это зашло у Пикассо: он попытался нарисовать стул вообще — такой, чтобы его нельзя было счесть каким-либо конкретным стулом. Следовательно, у этого стула не должно было быть ни цвета, ни формы; но чтобы оставаться стулом, он должен был служить опорой для человеческого тела; и в результате вышла горизонтальная линия. Но это метафизика, а не искусство. <…> Должен подчеркнуть, что эта боязнь лиц — отвратительное проявление трусости. Это ведь природный инстинкт — ассоциировать выражение лица с нравственными идеями, а ваша задача — проиллюстрировать именно нравственные идеи, или, вернее сказать, идеи магические. В данной конкретной карте это не так уж важно, поскольку по традиции Правосудие слепо; но, с другой стороны, скрытое лицо предполагает обман, что решительно противоречит смыслу этой карты; только прихвостни инквизиции или фемгерихта вершили свое так называемое “правосудие” под капюшонами. Беспристрастие — красивая идея, но вы с ней недалеко уйдете, если будете допускать, что ее олицетворением может оказаться какой-нибудь демон зловещей тьмы».

На протяжении всей работы над проектом Харрис регулярно выплачивала Кроули обещанное жалование. Кроме того, она задействовала свои общественные связи для финансового обеспечения выставок готовых акварелей, выпуска каталогов и, в конечном счете, издания самой колоды. Выставки полотен с образами будущих карт Таро проводились по крайней мере трижды: в июне 1941 года — в галерее Николсона и Венна (Оксфорд), в июле 1942-го в галерее Беркли (Кембридж) и в августе 1942-го — в здании Королевского общества художников-акварелистов (Кондит-стрит, Лондон). По настоянию Фриды, Кроули на выставках не присутствовал и имя его в программных статьях не упоминалось — во избежание скандала.

К выставкам было выпущено два каталога. К оксфордскому мероприятию Кроули написал заметки о Таро, снабженные торжественным названием «Выставка игральных карт: Таро (Книга Тота) 78-ми картин, представленное в согласии с традицией Посвященных и современной научной мыслью, а также прочие оккультные и алхимические зарисовки». Однако в каталог эти заметки не вошли, что вызвало у Кроули немалое возмущение и едва не привело к ссоре с Фридой Харрис. В каталоге для выставки, прошедшей в галерее Беркли, эти заметки были включены в качестве цитат в статью, написанную Робертом Сесилом (1913—1994, дипломатом, писателем и ученым-историком, с которым Кроули в то время поддерживал дружеские отношения) и озаглавленную попросту «Выставка 78-ми картин Таро Фриды Харрис».

Эти выставки и статьи были призваны привлечь внимание общественности и собрать средства, необходимые для публикации карт Таро и книги с их описанием. Роберт Сесил надеялся заинтересовать этим издательским проектом знаменитого английского поэта и критика Т.С. Элиота (1888—1965), работавшего в то время редактором в крупном лондонском издательстве «Фабер энд Фабер». Однако не сохранилось даже свидетельств о том, состоялись ли предполагавшиеся переговоры на самом деле.

В конечном счете Кроули осуществил свой замысел при финансовой поддержке ближайших друзей, последователей и единомышленников (в частности, Грейди Луиса Макмертри — ученика Кроули, впоследствии занявшего пост Внешнего главы O.T.O., — и Луиса Уилкинсона — известного английского писателя, которого Кроули считал одним из лучших своих друзей). Благодаря им Кроули смог подготовить и опубликовать роскошное издание одной из главных своих работ — «Книги Тота», проиллюстрированной репродукциями карт из новой колоды. Книга увидела свет 21 марта 1944 года — в день весеннего равноденствия, на 35-ю годовщину великого «Равноденствия Богов», начала Нового Эона. В рекламном проспекте к «Книге Тота» Кроули заявлял: «Книга издана благородно; никакие иные соображения не должны были помешать исполнению этой цели». Отпечатанная на дорогой формованной бумаге и переплетенная в «настоящий нигерийский сафьян местной выделки и окраски», книга включала в себя 8 цветных репродукций оригинальных картин Фриды Харрис, 90 черно-белых иллюстраций и текст за подписью «Мастер Терион» (девиз, принятый Алистером Кроули на степени Мага — одной из высочайших степеней магического ордена, A.’.A.’.

Многие оккультные мыслители до Кроули, начиная с французского историка XVIII века Антуана Кура де Жеблена, полагали, будто бы Таро представляет собой некий мистический «текст в картинках», дошедший до нас из Древнего Египта, — собственно, «Книгу Тота». Тот (Тахути, или Джехути), древнеегипетский бог мудрости, речи и магии, изобретатель письменности, в эллинистическую эпоху слился с образом Гермеса Трисмегиста («Триждывеличайшего») — легендарного мудреца, которому приписывалось авторство мистических и магических трактатов, составляющих так называемый «Герметический корпус». Назвав свою работу «Книгой Тота» и дав ей подзаголовок «Египетское Таро», Кроули отдал дань почтения как этому божеству, так и упомянутым традиционным представлениям (расходящимся с данными современной исторической науки). Однако в предисловии к книге он лишь упоминает «египетскую» версию происхождения Таро наряду с некоторыми другими, не высказываясь сколько-нибудь определенно в ее поддержку. По его глубокому убеждению, ценность Таро никоим образом не зависела от древности происхождения, а определялась лишь пользой, которую эта символическая система может принести на практике: «Каждая карта — в некотором смысле живое существо <…> Задача ученика — возвести из этих живых камней свой собственный живой Храм».

В соответствии с этим подходом, «Книга Тота» была задумана как практическое «руководство для начинающих» по системе Таро в целом и колоде Тота в частности. Но в действительности эта книга весьма сложна и способна отпугнуть многих «начинающих». О том, насколько она непроста и далека от «элементарного пособия», можно судить хотя бы по жалобам Фриды Харрис из письма Кроули 1939 года: «Что касается ваших книг, полагаю, вы и сами догадываетесь: будь они написаны на санскрите, новичку и то было бы легче, и у любого читателя от них зайдет ум за разум. Поэтому люди благоразумные (вроде меня) отщипывают от них по кусочку, сколько смогут переварить, да и то лишь время от времени, когда позволяет самочувствие». Научиться гадать на Таро или быстро освоить колоду Кроули по «Книге Тота» невозможно, однако многим серьезным исследователям оккультной философии она служит настольной книгой и практически неисчерпаемым источником новых откровений. Так или иначе, она требует глубокого и длительного изучения, для которого понадобятся достаточно обширные познания в эзотерической философии, каббале, алхимии и прочих оккультных дисциплинах, а также знакомство с другими трудами Кроули, на основе которых вырастало и складывалось его учение о Таро.

Создание «Таро Тота» стало достойным венцом магической карьеры Кроули. В письме граверу г-ну Пирсону, которому предстояло работать над пробным изданием колоды, Кроули ясно дает понять, сколь важное значение он придавал своей работе над Таро: «По-видимому, важно, чтобы вы понимали, чем я руководствуюсь. Для меня эта Работа, это Таро, над которым я тружусь, — энциклопедия всей серьезной “оккультной” философии. Это стандартное справочное руководство, которым будет определяться весь ход развития мистической и магической мысли на протяжении последующих двух тысяч лет. Единственная моя забота — оградить его от опасности уничтожения, а для этого необходимо воспроизвести и размножить его в стандартной форме и распространить как можно более широко. Финансовой выгоды я не ищу; если бы я располагал капиталом в этой стране, я бы сам разослал 200 (допустим) экземпляров по государственным библиотекам во все части света и столько же — моим главным представителям» (29 мая 1942 года).

Ходили слухи, что Кроули якобы разбогател на колоде Тота, а Фрида Харрис осталась ни с чем. В действительности же ни Харрис, ни Кроули не дожили до того дня, когда их проект начал приносить доходы. Более того, они так и не увидели свое детище опубликованным в виде колоды Таро. В 1944 году вышло лишь около 200 пробных экземпляров, отпечатанных по фотокопиям с иллюстраций к «Книге Тота», а не с акварельных полотен, и всего в два цвета: для изображений на лицевой стороне карт использовалась только синяя краска, а на «рубашке» — красная. Колоды этого тиража, известные также под названием «Одноцветное Таро Святого Грааля», ныне стали коллекционной редкостью.

После смерти Фриды Харрис в 1962 году акварели, послужившие основой для создания колоды, перешли в собственность Джеральда Йорка — одного из британских учеников Кроули, известного также под магическим девизом «Брат Nia». Йорк поместил эти картины на хранение в исследовательский институт Варбурга в Лондоне.

Первое полноцветное издание колоды Тота осуществила только в 1969 году компания «Samuel Weiser». Но качество печати и здесь оставляло желать лучшего, как и в тираже, выпущенном компанией «Llewellyn» в 1970 году в сотрудничестве с O.T.O. и Джеральдом Йорком.

В 1977 году Йорк и представители O.T.O. подготовили более качественное переиздание на основе новых фотокопий с акварельных полотен; его осуществила компания «U.S. Games Systems» в сотрудничестве с «SamuelWeiser». В 1983—1987 гг. «U.S. Games Systems» выпустила в свет еще два улучшенных издания (в зеленой и фиолетовой коробках).

Тогда же, в 80-е годы, три издания колоды Тота (в синей коробке) выпустила швейцарская компания «UraniaVerlag» в сотрудничестве с издательством «A.G. Muller». В версию 1987 года были включены три различных варианта карты «Маг» (Ату I) — «греческий», «индийский» и «египетский» (из этих трех вариантов, предложенных Фридой Харрис, Кроули в свое время выбрал «греческого», который и фигурирует во всех стандартных изданиях).

В настоящее время регулярно переиздаются две основные версии колоды (различающиеся только размером карт и языком надписей): Таро Тота версии «U.S. Games Systems» — с зеленой каймой и приглушенными цветами и так называемое «швейцарское Таро Тота» (по образцу первых изданий компании «A.G. Muller») — с серой каймой и более яркими цветами. Кроме того, «U.S. Games System» выпустила специальное переиздание «швейцарского Таро» с тремя «Магами».

Что касается «Книги Тота», то ей Кроули придавал не менее важное значение, чем самой колоде, и настаивал в свое время на том, что она непременно должна сопровождать каждое издание колоды: «Карты не должны продаваться отдельно от книги. <…> я не допущу издания карт в таком виде, чтобы они годились только для игры или гадания».

История создания и публикации колоды Тота Кроули

"Почему у меня нет живого огня, который выткал бы музыкой все эти красоты? Я не могу сделать это красками. Мне нужны музыка, поэзия и свет, а не цветные мелки" (из письма Фриды Харрис Алистеру Кроули, дата неизвестна).

Колоде Таро Тота, созданной английским мистиком и магом Алистером Кроули в сотрудничестве с художницей Фридой Харрис, отдают предпочтение перед прочими колодами тысячи тарологов-профессионалов, любителей и коллекционеров во всем мире. По данным Американской ассоциации Таро, среди профессиональных тарологов колода Тота занимает второе место по популярности после Таро Райдера-Уэйта. Странная, чарующая красота сочетается в ней с исключительной эффективностью – это одна из самых мощных "рабочих" колод, существующих на сей день.

О жизни и творчестве Алистера Кроули известно много (хотя подчас нелегко отделить факты от многочисленных домыслов и сплетен, окружающих его личность и по сей день), поэтому ограничимся здесь лишь краткими биографическими сведениями, имеющими непосредственное отношение к предыстории и истории создания Таро Тота. В 1898-1900 гг. Кроули состоял в Герметическом ордене Золотой Зари, учение и сама структура которого оказали на него огромное влияние и во многом предопределили его дальнейшую самостоятельную работу. От посвященного Золотой Зари 5-й степени (так называемая степень Младшего Адепта) требовалось, среди прочего, создать собственную колоду Таро по образцу, предоставленному орденом. Образцом служила колода, созданная главой ордена – С.Л. Макгрегором Мазерсом и его женой – художницей Мойной Мазерс. Достигнув степени Младшего Адепта, Кроули, как и прочие, наверняка выполнял это задание и глубоко погрузился в образную систему орденской колоды. Впоследствии эта система и послужила прототипом для колоды Тота, хотя и образный ряд, и смысл арканов, и, отчасти, даже структура колоды подверглись изменениям.

Соавтор колоды Тота, Фрида Харрис, далеко уступает в известности Алистеру Кроули, и сведений о ее жизни и личности сохранилось значительно меньше. Поэтому на ее биографии мы остановимся подробнее и приведем здесь те немногие факты, которые все же сохранила для нас история. Леди Фрида Харрис (в девичестве Маргарита Фрида Блоксам, 1877-1962; творческий псевдоним – Джизус Чатни), английская художница, мистик и оккультист, была женой баронета Перси Харриса, главного организатора либеральной партии в британском парламенте, а позднее председателя Британского международного либерального совета. Сама Фрида Харрис состояла в обществе со-масонов – тайной организации, по структуре и деятельности подобной масонским братствам, но, в отличие от последних, допускающей женщин в свои ряды. Для этой организации она как художница создала так называемые чертежные доски – символические рисунки, использовавшиеся в ритуалах.

Образцы старинных масонских чертежных досок:

Чертежные доски, разработанные Фридой Харрис:

С Кроули Фрида Харрис познакомилась в июне 1937 года благодаря известному писателю и журналисту Клиффорду Баксу (1886-1962), приятелю Кроули, в то время искавшему по его просьбе художника для работы над проектом по изданию исправленной колоды Таро. Первоначально Бакс предполагал представить Кроули других художников – Мьюма Стюарта и Лесли Бланш, однако они не явились на встречу, и тогда он решил пригласить Фриду Харрис, с которой общался в масонских кругах. Он прибег к посредничеству Греты Валентайн – также художницы и общественной деятельницы, посещавшей антропософскую школу. Грета была подругой Фриды Харрис и возлюбленной Кроули (по-видимому, так и не ответившей на его страсть). Именно она представила друг другу будущих соавторов колоды Тота, и в ее лондонском доме на Гайд-парк-Крескент они впоследствии работали над этим проектом.

Идея создания принципиально новой колоды исходила, как ни удивительно, не от Кроули, а от Фриды Харрис. Именно она побудила Кроули переработать традиционные образы Таро и написать о них книгу, которую пообещала снабдить соответствующими иллюстрациями. Сперва Кроули отказывался: изначально в его планы входило лишь выбрать "лучшую из уже имеющихся колод" и перерисовать ее, внеся кое-какие отдельные поправки в изобразительную символику, – на это, как он полагал, уйдет около трех месяцев. Однако Харрис продолжала настаивать на своем, требуя радикально переработать старую систему, и в конце концов сделала Кроули предложение, от которого тот не смог отказаться, поскольку в то время был крайне стеснен в средствах: она будет выплачивать ему еженедельное жалование в два фунта стерлингов, а он за это будет обучать ее магии.

В результате леди Харрис стала официальной ученицей Кроули. 11 мая 1938 года она прошла посвящение в O.T.O. и приняла магическое имя "Сестра TZBA". Древнееврейское слово TZBA имеет несколько значений: "воинства, сонмы", "деятельный", а также "ревностный, усердный". И действительно, в работе над новой системой Таро Фрида Харрис проявила истинное усердие и энтузиазм.

Колода Тота создавалась на протяжении пяти лет, с 1938 по 1943-й: столько времени понадобилось художнице, чтобы создать по указаниям Кроули семьдесят восемь акварельных полотен, которые затем были воспроизведены в форме карт Таро.

Приступая к работе над колодой, Фрида Харрис одновременно постигала азы магического искусства и самой системы Таро: в этой области она была новичком, несмотря на значительную осведомленность в эзотерической философии и ритуальной практике. Прежде всего она тщательно изучила традиционные образы Таро и описания Таро Золотой Зари, опубликованные в журнале Кроули "Эквинокс" ("Равноденствие"). Затем она приступила к разработке арканов, скрупулезно следуя указаниям Кроули, подчас не вполне понятным, противоречивым и нередко менявшимся в процессе работы. Сохранились свидетельства, что леди Харрис погрузилась в тему так глубоко, что в событиях ее жизни начали воплощаться идеи арканов, на которыми она работала в соответствующий период (к примеру, при создании Восьмерки и Девятки Мечей ее преследовали всевозможные неприятности и проволочки).

Еще в 1937 году Фрида Харрис заинтересовалась антропософией и стала изучать труды Рудольфа Штайнера, оказавшие влияние на ее художественный стиль. Мистическая глубина сочеталась в ее творчестве с особой художественной техникой, в основе которой лежали идеи проективной геометрии (эта наука входила в программу антропософских исследований, и Харрис занималась ею частным образом у двух лучших учеников Штайнера – Джорджа Адамса и Олив Уишер): представление о единстве пространства и времени и о сущностном тождестве центральной точки и бесконечного пространства (последнее также является одним из основных положений оккультной философии Кроули). Эти идеи нашли зримое выражение в образах колоды Тота: сознательно включая в изображения арканов схемы проективной геометрии, Харрис преображала визуальное восприятие пространства и создавала принципиально новую среду, в которой бесконечно далекое и предельно близкое оказываются неотличимы друг от друга.

О личных отношениях между создателями колоды Тота известно не так уж много. В период работы над колодой им обоим было уже за шестьдесят; у Кроули к тому времени серьезно пошатнулось здоровье, а леди Харрис вела чрезвычайно активную общественную жизнь, в которой едва ли нашлось бы место для бурных романтических отношений, так что сотрудничество их, вопреки некоторым предположениям, не было обременено любовной связью. Однако все свидетельствует о том, что Фриду Харрис и Алистера Кроули связывала искренняя и прочная дружба, выдержавшая испытание временем, хотя и омрачавшаяся периодическими размолвками. Достаточно серьезные разногласия возникли, например, в связи с вопросом о правах на колоду Тота, когда Кроули объявил ее своей собственностью на две трети и даже нанял адвокатов для защиты этого требования. Однако все размолвки разрешались миром, а из сохранившихся писем явствует, что Харрис питала к Кроули неизменную приязнь и сочувствие: "Не надо, Алистер, говорить мне "полюбите меня хоть немножко". Вы, смею надеяться, – мой друг, а когда мои друзья бывают со мной невежливы, я этого не запоминаю. Что бы там ни было, они остаются стержнем, узловой точкой, средоточием, из которого исходит все самое приятное, что есть в моей жизни" (28 января 1940 года). В декабре 1947 года Фрида Харрис посетила Кроули на смертном одре (он уже был при смерти и не узнал ее). Она была в числе исполнителей его завещания; она была одной из немногих, кто пришел на его похороны; она устроила по нему пышные поминки, а спустя одиннадцать лет, в одном из писем 1958 года, все еще вспоминала о нем с нежностью и теплом.

Кроули, со своей стороны, высоко ценил ее творчество и отзывался о нем с восхищением, редким для человека, вообще-то крайне скупого на похвалы: "Она вложила свой гений в эту Работу. Она невероятно быстро вошла в ритм и с неистощимым терпением принимала все указания своего фанатичного надсмотрщика, нередко переделывая одну и ту же карту вплоть до восьми раз, пока та не приходила в точное соответствие с его ванадиевым эталоном! Пусть же страстная "любовь по желанию", которую она вложила в эту сокровищницу Истины и Красоты, изливается из Великолепия и Силы ее труда, озаряя мир; пусть это Таро послужит отважным мореплавателям Нового Эона картой, что проведет их через Великое Море Понимания к Городу Пирамид!".

Следует отметить, что "указания надсмотрщика" относились не только к содержательной, но и к чисто художественной стороне работы. К примеру, в письме от 19 декабря 1939 года, в ответ на высказанное Фридой Харрис беспокойство в связи с картой "Исправление" ("Adjustment", аналог "Правосудия" в Таро Тота) и по поводу ее страха перед прорисовкой лиц, Кроули пишет: "Ощущаемое вами отсутствие форм и лиц – не более чем симптом всеобщей болезни, поразившей современную душу. Это неверие в собственные творческие силы. Здесь корень […] всех этих сумасбродных течений – неотомизма, бухманизма, дадаизма, сюрреализма. Довольно далеко это зашло у Пикассо: он попытался нарисовать стул вообще – такой, чтобы его нельзя было счесть каким-либо конкретным стулом. Следовательно у этого стула не должно было быть ни цвета, ни формы; но чтобы оставаться стулом, он должен был служить опорой для человеческого тела; и в результате вышла горизонтальная линия. Но это метафизика, а не искусство. […] Несчастье ваше, что вам пришлось слишком много общаться с такими людьми без надлежащей медицинской подготовки, которая помогла бы распознать их болезнь; у них остались только жалкие огрызки соображения – и никакой широты кругозора, никакой гармонии, ни малейшего чувства пространства, природы или свежего воздуха. […] Должен подчеркнуть, что эта боязнь лиц – отвратительное проявление трусости. Это ведь природный инстинкт – ассоциировать выражение лица с нравственными идеями, а ваша задача – проиллюстрировать именно нравственные идеи, или, вернее сказать, идеи магические. В данной конкретной карте это не так уж важно, поскольку по традиции Правосудие слепо; но, с другой стороны, скрытое лицо предполагает обман, что решительно противоречит смыслу этой карты; только прихвостни инквизиции или фемгерихта[1] вершили свое так называемое "правосудие" под капюшонами. Беспристрастие – красивая идея, но вы с ней недалеко уйдете, если будете допускать, что ее олицетворением может оказаться какой-нибудь демон зловещей тьмы".

На протяжении всей работы над проектом Харрис регулярно выплачивала Кроули обещанное жалование. Кроме того, она задействовала свои общественные связи для финансового обеспечения выставок готовых акварелей, выпуска каталогов и, в конечном счете, издания самой колоды. Выставки полотен с образами будущих карт Таро проводились по крайней мере трижды: в июне 1941 года – в оксфордском отеле "Рэндольф", в июле 1942-го в галерее Беркли (Дэвис-стрит, Лондон) и в августе 1942-го – в здании Королевского общества художников-акварелистов (Кондит-стрит, Лондон). К выставкам были выпущены две программные статьи: к оксфордской – заметки самого Кроули о Таро, подвергнутые некоторой переработке и снабженные торжественным названием "Выставка игральных карт: Таро (Книга Тота) 78-ми картин, представленное в согласии с традицией Посвященных и современной научной мыслью, а также прочие оккультные и алхимические зарисовки"; к выставке для галереи Беркли – статья, написанная другом Харрис Робертом Сесилом и озаглавленная попросту "Выставка 78-ми картин Таро Фриды Харрис". По настоянию Фриды, Кроули на выставках не присутствовал и имя его в программных статьях не упоминалось – во избежание скандала.

В 1944 году Кроули опубликовал (под псевдонимом "Мастер Терион") одну из главных своих работ – "Книгу Тота". Она была задумана как "руководство для начинающих" по системе Таро в целом и колоде Тота в частности. Но в действительности эта книга весьма сложна и способна отпугнуть многих "начинающих". О том, насколько она непроста и далека от "элементарного пособия", можно судить хотя бы по жалобам Фриды Харрис из письма Кроули 1939 года: "Что касается ваших книг, полагаю, вы и сами догадываетесь: будь они написаны на санскрите, новичку и то было бы легче, и у любого читателя от них зайдет ум за разум. Поэтому люди благоразумные (вроде меня) отщипывают от них по кусочку, сколько смогут переварить, да и то лишь время от времени, когда позволяет самочувствие". Научиться гадать на Таро или быстро освоить колоду Кроули по "Книге Тота" невозможно, однако многим серьезным исследователям оккультной философии она служит настольной книгой и практически неисчерпаемым источником новых откровений. Так или иначе, она требует глубокого и длительного изучения, для которого понадобятся достаточно обширные познания в эзотерической философии, каббале, алхимии и прочих оккультных дисциплинах, а также знакомство с другими трудами Кроули, на основе которых вырастало и складывалось его учение о Таро.

Создание Таро Тота стало достойным венцом магической карьеры Кроули. В письме граверу г-ну Пирсону, которому предстояло работать над пробным изданием колоды, Кроули ясно дает понять, сколь важное значение он придавал своему "Деланию Таро": "По-видимому, важно, чтобы вы понимали, чем я руководствуюсь. Для меня это Делание Таро – Энциклопедия всей серьезной "оккультной" философии. Это стандартное Справочное Руководство, которым будет определяться весь ход развития мистической и магической мысли на протяжении последующих двух тысяч лет. Единственная моя забота – оградить его от опасности уничтожения, а для этого необходимо воспроизвести и размножить его в стандартной форме и распространить как можно более широко. Финансовой выгоды я не ищу; если бы я располагал капиталом в этой стране, я бы сам разослал 200 (допустим) экземпляров по государственным библиотекам во все части света и столько же – моим главным представителям" (29 мая 1942 г.).

Ходили слухи, что Кроули якобы разбогател на колоде Тота, а Фрида Харрис осталась ни с чем. В действительности же ни Харрис, ни Кроули не дожили до того дня, когда их проект начал приносить доходы. Более того, они так и не увидели свое детище опубликованным в виде колоды Таро. В 1944 году вышло лишь около 200 пробных экземпляров, отпечатанных по фотокопиям с иллюстраций к "Книге Тота", а не с акварельных полотен, и всего в два цвета: для изображений на лицевой стороне карт использовалась только синяя краска, а на "рубашке" – красная. Колоды этого тиража, известные также под названием "Одноцветное Таро Святого Грааля", ныне стали коллекционной редкостью.

Первое полноцветное издание колоды Тота осуществила только в 1969 году компания "Samuel Weiser". Но качество печати и здесь оставляло желать лучшего, как и в тираже, выпущенном вскоре после этого компанией "Llewellyn".

Толкование масти «Кубки» в Тота

«Кубками» управляет водная стихия. В её власти любовь и разочарование, радость и наслаждение. Значение карт Таро Кроули «Кубки» будет следующим:

  • «Королева Кубков» — неопределенность;
  • «Рыцарь Кубков» — лидерство;
  • «Принцесса Кубков» — свадьба;
  • «Принц Кубков» — апатия;
  • «Туз Кубков» — любовные переживания;
  • «Двойка Кубков» — добро;.
  • «Тройка Кубков» — рождение ребенка или финансовая прибыль;
  • «Четверка Кубков» — деньги, покупки, наслаждение;
  • «Пятерка Кубков» — разочарованность;
  • «Шестерка Кубков» — секс, страсть сразу к нескольким партнерам;
  • «Семерка Кубков» — пагубные привычки;
  • «Восьмерка Кубков»— апатия и лень;
  • «Девятка Кубков»— гармония, спокойствие;
  • «Десятка Кубков»— пресыщенность.

«Кубки» часто называют «Чашами», но их значение, как и в случае с «Жезлами» неизменно.

Таро Тота Алистера Кроули – отзыв

Эту колоду очень сложно понять и принять такой, какая она есть. Ведь мы все так привыкли все подстраивать под себя, под свои мысли чувства и эмоции, наверно, поэтому с ней так не просто поначалу, потому что Тот диктует свои правила.

Все вокруг яркое, ослепляющее, звенящее. Углы острые резкие. А от карты “Печали” будто горечь во рту, а сама “Смерть” будто слегка пританцовывает.

Создатель этой колоду никто иной как Алистер Кроули

иллюстрации он разрабатывал совместно с египтологом Фридой Харрис

Нумерация: Шут 0 Сила 11 Правосудие 8

Категория: оккультизм

Так уж сложилось, что колода эта стала одной из самых спорных и весьма популярных.

Сама колода названа в честь египетского бога мудрости и знаний Тота, он олицетворял знания, в том числе и тайные скрытые, а изображали его в виде человека с головой ибиса. Считалось, что именно он изобрел искусство письма и записал на своих свитках папируса все тайны вселенной.

Несмотря на то что везде указано, что в колоде очень много “каббалы”, я больше ощущаю влияния именно Египта не знаю..может от того, что я его просто люблю.

Вообще меня в стилистике колоды очень напрягает геометрия, ее здесь очень много, и она меня, мягко говоря, отвлекает. Вообще из-за сильной абстрактности младших арканов каждый в картах может увидеть что-то свое. Новичкам я бы не советовала начинать с этой колоды по одной простой причине, в колоде очень просто “потеряться”, а когда ты долго не можешь в чем-то разобраться, то можешь очень быстро к этому всему остыть.

Я, конечно, понимаю, что Алистер придумал колоду со своей определенной концепцией, и у карт из его колоды свое особое значение, обычно я использую для толкования книгу Макса фон Гугенхайма, для меня она как-то ближе, и она менее замороченная, но здесь она не подойдет. Для этой колоды нужна и книга со значениями Кроули, настолько она иная по значениям.

К колоде Алистера была приложена инструкция с краткой трактовкой карт, но написано все там было более чем абстрактно, мне ее показалось мало. В колоде Алистера в старших арканах есть шесть необычных по названию карт, одна из них это карта “Вожделение”, которая соответствует ну почти карте “Сила” у Уайта. Именно из-за этой карты многие не любят эту колоду, ведь этот аркан Кроули полностью перекроил под себя. И да хоть она и похожа на “Силу”, но свое название “Вожделение” она с лихвой оправдывает.

Также есть аркан “Искусство”, которое смутно напоминает “Умеренность” в классической системе. “Вселенная”, как противопоставление и дополнение классического “Шута/Дурака”. А “Равновесие” аналогично “Правосудию”. “Вселенная” похожа на “Мир” . А “Эон” на “Суд”, но при этом в них заложен более глубокий смысл нежели мы привыкли.

В изображения карт включено множество алхимических, эзотерических, каббалистических и астрологических символов.

В младших арканах также произошла небольшая революция. Здесь появились такие фигурные карты, как Королева, Рыцарь, Принц и Принцесса.

Король– в Таро Тота называется Рыцарем,

Паж – это Принцесса,

и лишь Королева осталась Королевой.

Их Кроули сопоставляет с 12 соционическими типами, а это уже знаете ли отсыл к психологии. А в мастях Пентакли превратились в Диски/Динары.

Мечи — толкование по Кроули


1


2


3


4


5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

{RANDOM_PARAGRAPH=401-800}
{RANDOM_SECTION=500-3000}

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: